Senior разработчик-визажист: Зачем айтишники начали осваивать другие профессии

Далеко не все думают о том, как бы войти в IT и остаться там навсегда. В индустрии хватает людей, которые осваивают новые профессии параллельно тестированию или программированию. Для чего им это и реально ли заменить айтишный доход работой в творческих сферах — выяснял Bubble.

Илья Попков, Java-разработчик, учился в киношколе на режиссера

Илья Попков. Фото: архив героя

«После школы не понимал, кем хочу быть. Решил, что в IT смогу хотя бы зарабатывать нормальные деньги»

— В 2012 году я поступил на экономфак БГУ на специальность «Бизнес-информатика», хотя после школы не особо понимал, кем хочу быть.

Программирование было отдаленно интересно, плюс я знал, что в этой профессии смогу получать нормальные деньги. Поэтому решил пойти на довольно общую специальность, после которой можно работать и бизнес-аналитиком, и программистом.

На первых курсах я подрабатывал в баре, онлайн-магазине и даже немного на стройке. А где-то на третьем начал думать о работе в IT. Из всего, что мы проходили в универе, мне больше всего нравилась Java. Поэтому я стал изучать этот язык самостоятельно и где-то через полгода устроился на part time в сервисную компанию, где писал ботов на Groovy и Java.

«В универе начал писать сценарии для короткометражек. Снимали на телефон, а актерами выступали наши знакомые»

Параллельно с учебой и подработками мы с друзьями снимали кино. Интерес к съемочному процессу появился у меня еще в школе. Правда, тогда мы снимали что-то абсолютно дурацкое: поздравления, скетчи, чемпионат по футболу между классами. Уже в универе я начал более четко осознавать, что съемки — это то, чем мне нужно и интересно заниматься, и что при определенной подготовке могло бы у меня получаться. На первых курсах я начал писать первые сценарии для короткометражек.

Я был молодой и амбициозный, поэтому замахивался на философские и метафоричные фильмы о судьбе человека, свободе воли и детерминизме.

Илья Попков, Java-разработчик
Мне нравились режиссеры, которые в своих картинах исследовали философские вопросы, например, Алекс Гарленд или Стэнли Кубрик. Правда, в отличие от них, мы с ребятами снимали фильмы на телефон, а актерами выступали наши знакомые, которые соглашались сниматься бесплатно. Поэтому выглядело это довольно нелепо.

Мне не очень нравился результат, но я получал удовольствие от всего процесса — сам писал сценарии, снимал и монтировал (учился всему по видеоурокам на YouTube). А в одном фильме даже сыграл небольшую роль, после чего понял, что актерство — это абсолютно не мое.

Чуть позже мы начали приглашать на роли студентов Академии искусств. Находились люди, которые готовы были поучаствовать за идею. Два или три раза мы даже заявлялись на минский фестиваль мобильного кино. Правда, никаких призов не выигрывали.

По теме
«Не дать посмотреть на IT глупо». Программисты о том, как учат своих детей кодить
«Не дать посмотреть на IT глупо». Программисты о том как учат своих детей кодить

«Благодаря ремоуту я смог поступить в киношколу, не потеряв работу»

После окончания универа я стал разработчиком уже на full time. После работы за баром и на стройке я попал в совершенно другую, супердружелюбную IT-среду, где было много свободы и плюшек. Первое время было интересно разбираться с новыми задачами, но потом все стало довольно монотонным. Не хватало творчества.

С началом ковида все сотрудники компании ушли на удаленку. И я решил использовать ремоут для того, чтобы поучиться в киношколе. Подумал, что это классная возможность, ничего не меняя глобально и не теряя работы, поучиться тому, что мне всегда было интересно. Тем более все это время я не прекращал снимать. К 2020 у нас с друзьями как раз был в разработке один более-менее серьезный фильм. Я понимал, что хочу этим заниматься и дальше, но мне не хватало знаний, связей и опыта. Поэтому хотелось оказаться в среде людей, которые точно так же горят кино.

освой новую профессию с udemy.
Попков крайний слева. Фото: архив героя

Я выбирал между двумя киношколами: питерской и киевской. Первая — Санкт-Петербургская школа нового кино — показалась мне более подходящей и прогрессивной по системе обучения. Там практикуют модульную систему, которая не предполагает классических экзаменов. В режиссерской мастерской можно ходить на любые лекции по искусству, драматургии, операторскому мастерству, дизайну, монтажу и так далее. Вся учеба была рассчитана на два года, один стоил примерно $2 500.

Для поступления нужно было написать эссе, сопроводительное письмо и выслать примеры своих работ. Далее было собеседование по зуму с двумя мастерами школы, где у меня спрашивали, какое кино я хочу снимать и какие у меня есть идеи и наработки. В итоге я прошел отбор и переехал в Петербург.

По теме
«Я не смог в тимлидство»: Айтишники о том, почему не всем нужно становиться лидами
«Я не смог в тимлидство»: Айтишники о том почему не всем нужно становиться лидами

«К середине февраля 2022 я отснял 60 процентов курсового фильма. А потом началась война»

В Питере мой график выглядел примерно так: каждый будний день с 9 до 18 я программировал, а к 19 часам ехал в киношколу, где у нас еще до 23 были занятия. По выходным с 14 до 22 часов тоже была учеба.

Большинство людей, с которыми я учился, точно так же работали где-то параллельно, но горели идеей снимать кино. В таком окружении было легче находить тех, кто готов помогать со съемками, кооперироваться, не спать по ночам, чтобы что-то создавать. В Минске дела с этим обстояли сложнее. Плюс мне нравилось, что школа приглашала в качестве гостевых спикеров классных фестивальных режиссеров из Европы.

В декабре 2021 года я дописал сценарий своего курсового фильма и успел собрать команду. К середине февраля 2022 мы отсняли где-то 60 процентов фильма. А 24 февраля началась война. Я не закончил фильм и уехал из России.

У меня не было сомнений, стоит ли еще какое-то время оставаться в Петербурге. 24 февраля я вышел на митинг против войны. Мне казалось, что на нем должен быть весь город, а по факту я увидел очень мало людей. Когда я возвращался домой со слезами на глазах и пытался осмыслить, что происходит, люди в центре продолжали сидеть в кафе, смеяться и улыбаться как ни в чем ни бывало. Поэтому я четко понимал: мне там не место. Тем более даже косвенно, налогами, я не хотел поддерживать Россию. В конце концов, кино можно снимать где угодно.

В итоге уехал в Армению (IT-компания помогла с релокацией и билетами), потом в Турцию, теперь я в Польше.

«От беларусских режиссеров сейчас ждут фильмов про эмиграцию. Но это не то, что я хочу снимать»

Я нисколько не жалею, что поступил в киношколу, хоть и не окончил ее. Это был дико полезный опыт, который перевернул все мое представление о кино. Раньше я потреблял информацию из открытых источников, а в школе учился у вдохновляющих людей с уникальным авторским видением.

Плюс я получил много практики. Например, в рамках учебы мы выезжали на 10-дневный интенсив в Калининград. Каждый день нужно было снимать новый этюд или фильм, монтировать его и вечером презентовать на совместном просмотре. Это очень высокий темп, но он здорово помогает держать себя в тонусе.

Сейчас я продолжаю работать в IT и параллельно пишу сценарий для фильма. Точнее, он уже почти готов. Так что собираю команду и жду теплого времени года, чтобы начать съемки. Пока я не рассчитываю на гранты и какое-то финансирование, потому что, во-первых, у меня еще нет серьезного режиссерского портфолио, а во-вторых, не хочу снимать кино «по запросу».

Илья Попков, Java-разработчик
Я слышал, что от беларусских и украинских режиссеров сейчас ждут фильмов про эмиграцию и проблемы, с которыми мы столкнулись в 2022. Мне на данный момент такие темы не близки, потому что мы в этом живем. И снимать еще и кино об этом, по-моему, карикатурно и слишком очевидно. Возможно, это важно делать, чтобы объяснить европейскому зрителю, что здесь происходит. Но это не то, что я хочу снимать прямо сейчас.

Поэтому я собираюсь снимать авторское кино на собственные деньги. Рассчитываю вписаться в пару тысяч долларов. Если в двух словах, то мой фильм будет о том, как взрослый сын вспоминает и переосмысливает свои взаимоотношения с отцом.

По теме
«Не хочу провести жизнь за компом». Беларуска уволилась из Google, чтобы путешествовать
«Не хочу провести жизнь за компом». Беларуска уволилась из Google чтобы путешествовать

«Я встречаю все больше людей, которые уходят из IT печь пироги, и меня это безумно вдохновляет»

В ближайшее время я не планирую уходить из IT. Работа программиста —  моя подушка безопасности. К тому же она довольно комфортна и позволяет мне заниматься любимым делом. Но я не могу назвать ее творческой, хотя и слышу такое мнение.

Да, ты что-то создаешь, но в рамках одинаковых паттернов и инструментов. В конце концов ты каждый раз решаешь одну и ту же задачу, только с разными условиями. На мой взгляд, работа программиста куда более техническая, чем творческая. А еще она излишне романтизирована.

Да, есть люди, которые горят этим, подписаны на паблики про IT-юмор и даже в свободное время говорят о Java. В то же время я встречаю все больше тех, кто уходит из IT печь пироги, и меня это безумно вдохновляет. Каждому свое, и для многих IT-сфера может оказаться большим разочарованием.

Я думаю, что зарабатывать съемками столько же, сколько в IT, реально. Можно ведь уйти в коммерцию. Но это не поможет развиваться в сфере кино, а это то, чего я хочу. Снимать короткий метр и постепенно превратить это в доход тоже реально, если участвовать в фестивалях или получать гранты. Просто такой процесс более поступательный. Но я двигаюсь в этом направлении.

Ольга Булицкая, senior разработчик, отучилась на визажиста

Ольга Булицкая. Фото: архив героини

«Свой первый курс по макияжу прошла еще в 11 классе»

— После школы я поступила в БГУИР на факультет информационных технологий. Я всегда знала, что хочу в айтишку и именно в разработку. На третьем курсе начала работать part time, а на четвертом уже на полную ставку. Суммарно в IT я уже девять лет: больше пяти в Itransition, два года в Elinext и уже почти два в TransPerfect. Я начинала как инженер-программист, позже стала тим-лидом и senior разработчиком.

Мне нравится моя работа, но я за то, чтобы она не выходила за рамки рабочего дня и оставляла время на хобби. В моем случае это визаж и фотография.

Мой интерес к визажу и фото проявился в 2014 году, когда я стала ходить на съемки в качестве модели. Хотя первый курс по макияжу я прошла еще в 11 классе. И уже тогда поняла, что это стоит очень дорого. У меня же на тот момент не было финансовой возможности вкладываться в хобби.

Поэтому я вернулась к этому увлечению, когда появился стабильный доход и больше свободного времени. Где-то четыре года назад мне захотелось углубиться в тему визажа. Сначала я начала красить себя, потом — подружек, позже — проходить онлайн-курсы по визажу. В 2019-м прошла базовый курс по макияжу онлайн, через год еще один оффлайн, ради которого брала недельный отпуск в компании.

По теме
«Тимлидам недостаточно быть успешными». Узнали, как и зачем айтишники становятся менторами
«Тимлидам недостаточно быть успешными». Узнали как и зачем айтишники становятся менторами

«Визаж — дорогое хобби. Один базовый кейс с косметикой и инструментами может стоить несколько тысяч долларов»

Один оффлайн-курс по визажу стоит порядка 500 долларов. А вот базовый кейс визажиста (необходимый набор косметики и инструментов) может стоить и несколько тысяч. Например, только кисти, причем относительно бюджетные, будут стоить $250. Если хочешь с минимальными затратами войти в эту профессию, тысячи полторы долларов точно придется вложить.

Я изначально знала, что учусь этому не просто для себя, но и чтобы превратить визаж в подработку. После двух пройденных курсов я начала красить девочек на фотосессии. Именно это направление в визаже нравится мне больше всего. Тем более я сама фотографию и могу вести весь процесс от и до.

Ольга Булицкая, senior разработчик
При этом я всегда воспринимала визаж только как хобби. Это нестабильный и не слишком высокий доход. Если выставлять адекватную для обычного человека цену на макияж, которая не будет бить по бюджету, выйдет не выше 50 беларусских рублей. Этой суммой ты не сможешь отбить даже денег, потраченных на косметику.

Конечно, если уходить в визаж на full time, можно зарабатывать больше. Но добиться такого же дохода, как в программировании, в этой сфере банально невозможно. Поэтому у меня никогда не было таких романтичных фантазий. Тем более заработок у визажистов, как правило, сезонный: на такого рода услуги есть спрос летом в сезон свадеб и фотосессий и в период корпоративов. Все.

«Сейчас я жду разрешения на подработку в Германии. Штраф за нелегальную деятельность тут до 50 тысяч евро»

Сейчас я живу в Мюнхене и нахожусь здесь на основании «голубой карты». Это что-то вроде ВНЖ для людей с высшим образованием и высокой квалификацией. На нее в частности могут претендовать врачи, программисты, инженеры. Но у этой карты есть такой минус, что любые подработки, отличные от основной занятости, как правило, запрещены. Поэтому пока я не могу зарабатывать визажем.

Для того, чтобы официально заниматься чем-то на part time, нужно получить разрешение от администрации, которая отвечает за дела иностранцев. Я жду его уже почти год. Из-за войны все заявки рассматриваются очень долго. Я подала запрос в марте 2022 и только в середине января 2023 мне ответили, что можно начинать писать бизнес-план и заполнять очередные документы. Не знаю, насколько затянется весь процесс,  но без официального разрешения в Германии лучше даже не начинать какую-то деятельность. Потому что, во-первых, тебе может грозить депортация, а во-вторых, штраф до 50 тысяч евро.

Не могу пока ответить, перспективно ли заниматься визажем в Германии.

Ольга Булицкая, senior разработчик
С одной стороны, цены на услуги здесь выше (в салоне макияж стоит в районе 150 евро), но и налоги выше (около 50%). При этом психология рынка тоже другая. Здесь нет такого понятия, как «накраситься на корпоратив». Просто нет такого запроса.

«Творческие задачи в программировании скорее исключение. Поэтому мне важно иметь какую-то отдушину»

Ольга Булицкая, senior разработчик
Я могу честно сказать, что занимаюсь фотографией и визажем, потому что программирование — недостаточно творческая сфера. Интересные задачи прилетают раз в несколько месяцев. Обычно это какая-то таска из разряда «добавь новое поле или новый фильтр». Как правило, ты делал это уже несколько раз, просто в другом месте. Суперинтересные задачи — это скорее исключение, чем правило. Поэтому важно иметь какую-то отдушину.

Сейчас я посвящаю визажу около 15 часов в неделю. Продолжаю проходить курсы и марафоны онлайн. Для того, чтобы становиться лучше, надо вкладывать время.

Весна Урбанович, проектный QA менеджер, прошла курсы парфюмера

Весна Урбанович. Фото: архив героини

«Процесс выбора парфюма всегда был для меня культом»

— Я окончила БГУИР по специальности «Автоматизированные системы обработки информации». С 2014 года работаю в компании a1qa. Первые пять лет была QA-инженером, потом стала тим-лидом, а последние три года работаю проектным менеджером.

Изначально я шла в IT, потому что эта сфера казалась мне интересной. Так и получилось. Правда, в работе QA-инженера мне порой не хватало творчества. На менеджерской позиции мои задачи стали разнообразнее, поняла, что могу влиять на процессы, а это большое удовольствие. Плюс появился более авторский подход к решению задач: например, мне нужно замотивировать команду из 30 человек, но как именно это сделать — вариантов много.

Весна Урбанович, проектный QA менеджер
При этом мне хотелось развиваться в чем-то, помимо работы. Парфюмерия была одним из увлечений. Мне всегда было сложно подобрать парфюм, но сам процесс выбора и нанесения был для меня настоящим культом. Помню, на первом курсе насобирала денег на дорогой парфюм, о котором давно мечтала, отжала их от сердца. А в итоге парфюм оказался сплошным разочарованием. Тогда для меня это была драма.

В 2020 году, когда все ушли на удаленку и засели по домам, я набрела на сайты отливантов (это оригинальные парфюмы в небольшом объеме, которые отливаются из фабричного флакона). Там можно было заказать разные парфюмы по 5 миллилитров. И я начала скупать и пробовать все подряд.

Потом мне захотелось завести блог в инстаграме, где я описывала ароматы и делились ощущениями. Но в какой-то момент поняла, что мне интереснее занырнуть глубже и подкрепить свою экспертизу конкретными знаниями. Мне как человеку из технического универа казалось, что просто писать посты не так ценно, как изучить внутрянку. И я решила искать курсы.

По теме
Как подготовиться к первому в жизни выступлению на IT-конференции и не облажаться
Как подготовиться к первому в жизни выступлению на IT-конференции и не облажаться

«Профессия парфюмера элитарная, поэтому обучение стоит очень дорого»

Первым был базовый онлайн-курс «Парфюмерный эксперт» от парфюмера Валерии Нестеровой. В его рамках я знакомилась с основными компонентами парфюма, теорией построения ароматов, аромадизайном и так далее. Мне понравилось, и дальше я пошла к ней на коучинг, где мы уже составляли формулы и углублялись в темы. На все это обучение ушло около полугода и несколько тысяч долларов.

В школе парфюмерии. Фото: архив героини

После я решила поучиться еще оффлайн. Не могу сказать, что выбирала между разными курсами, потому что много слышала о Грасском институте парфюмерии и стремилась именно туда. У них был филиал в Москве, так что я знала, что смогу получить там самое высококвалифицированное обучение на постсоветском пространстве.

Этот курс состоял из четырех модулей: три недельных интенсива в Москве и еще один во Франции. Каждый блок был посвящен работе с разными компонентами. Например, на первом мы учились работать с самыми простыми, органическими, и делать одеколоны. На втором знакомились с альдегидами, синтетическими компонентами и в качестве экзамена создавали диффузор. На третьем изготавливали свечи и учились вводить парфюмерную композицию в другие среды, например, в крем. А на четвертом, в Грассе, мы учились создавать уже канонические парфюмы.

Весна Урбанович в школе во Франции с одним из директоров института. Фото: архив героини

На это обучение я суммарно потратила еще в районе пяти тысяч долларов. Профессия парфюмера всегда была элитарной, а не массовой, поэтому в этой сфере все стоит очень дорого.

По теме
«Могло быть ужасней»: Геймдев-художники показывают свои самые первые работы
«Могло быть ужасней»: Геймдев-художники показывают свои самые первые работы

«В парфюмерии нельзя купить самоучитель, как по JavaScript. Информацию нужно собирать по кусочкам»

Самым сложным было освоить огромный пласт теории — на русском почти нет информации. Приходилось читать много англоязычных ресурсов, потому что даже в рамках курсов никто не даст тебе всю необходимую информацию единым скоупом. Ее нужно собирать по кусочкам.

Весна Урбанович, проектный QA менеджер
В парфюмерии нельзя купить самоучитель, как по JavaScript, разобраться с ним, почитать что-то в интернете и стать неплохим начинающим специалистом. В этой сфере вся школа сосредоточена во Франции, и только там можно получить полноценное образование.

Также было трудно научиться работать с компонентами. Для этого нужно много практики, а в Беларуси сложно найти материалы, так как рынок у нас не развит. Поначалу я многое заказывала из России (хотя и там не всегда попадались хорошие компоненты). После переезда в Польшу начала заказывать из Франции — тут с поставками попроще.

«Не знаю, станет ли это однажды моей профессией. Но я мечтаю создать свой бренд»

Сейчас я посвящаю парфюмерии примерно два часа ежедневно. Не знаю, станет ли это однажды моей профессией. Когда я задумываюсь над этим, чувствую большой груз ответственности и страх, что что-то не получится. Поэтому стараюсь относиться к этому как к хобби и инвестиции в себя.

Оконченных курсов недостаточно, чтобы устроиться парфюмером в какую-то корпорацию. Для этого нужен диплом университета, который можно окончить, например, во Франции либо США. С моими знаниями реально пробовать запускать что-то свое.

Конкурировать на этом рынке сложно, особенно в сегменте lux, куда вкладываются огромные бюджеты. Но возможно искать свою аудиторию в более нишевом сегменте. Все-таки парфюмерия — это про творчество, и запросы у людей бывают очень разные.

Я мечтаю однажды создать свой бренд и потихоньку к этому иду. Летом собираюсь на очередное обучение во Францию, на курс уровня Advanced. Есть мысли поступить в Грасский институт парфюмерии. Учеба там состоит из года теоретической базы и шести месяцев практики. Правда, туда очень серьезный отбор. Надо продемонстрировать знания математики, логики, навыки работы с компонентами и в добавок к этому сильную мотивацию.

Конечно, на все это нужно много времени. Иногда я устаю и думаю, что между IT и парфюмерией надо выбрать что-то одно. Но в итоге прихожу к тому, что мне нравятся обе сферы. И в идеале мне бы хотелось заниматься и тем, и другим.

Исправлено 30 января 2023 в 15:10. Из истории Ильи Попкова удалены три предложения, в которых речь идет про то, что его отец оплачивал обучение сына в университете до третьего курса. Эта информация не соответствует действительности.

article widget img
«‎‎Главная ошибка собеса — подгонять ответы»‎. Рекрутеры рассказали о найме в IT
Откуда берутся IT-рекрутеры, с какими трудностями они сталкиваются в попытках закрыть позиции и какие ошибки сами совершают на интервью — полезно знать перед тем, как искать работу.
Телеграм-канал про Образо­вание, карьеру и жизнь в IT
Телеграм-канал про Образо­вание, карьеру и жизнь в IT

Читайте по теме

nerd head nerd letter

Мир содрогнулся, когда узнал, что читают разработчики по ночам...

Ничего криминального — только полезная еженедельная рассылка от Bubble. Тренды в айти, лайфхаки и советы экспертов.

Подписывайся!

Ты — котик! Проверяй почту
Нам нужен настоящий адрес эл. почты
Спецпредложения
Курсы со скидками для пользователей Bubble
Выбрать курс
Освоить за выходные
Экспресс-курсы программирования
Выбрать курс
Баг пофиксил
Курсы для QA-инженеров
Выбрать курс
Звездочка к резюме
Курсы по карьерному росту
Выбрать курс
Подписывайся на Bubble в соцсетях
Подписывайся на BUBBLE в социальных сетях
Телеграм-канал про Образование, карьеру и жизнь в IT
Только полезный контент и ничего лишнего.